Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Если мы хотим прочесть страницы истории, а не бежать от неё, нам надлежит признать, что у прошедших событий могли быть альтернативы». Сидни Хук
Поделиться цитатой
18 августа 2011

«Слухи доходят ужасные…» (судьба купеческой семьи) / Михаил Смородин

г. Липецк, гимназия №12, 11 класс
 Научные руководители: О.В. Охват и Л.М. Смородина

«В протоколе допроса Митрофан Николаевич Заусайлов писал: «Советская власть отобрала у меня дом, положение и избирательные права, но я никакого недовольства ко всем этим лишениям не имел, т. к. мне теперь больше ничего не нужно, я свой век отжил, лишь бы дети вышли на дорогу»».

4 ноября 2006 г. мама со своими пятиклашками собралась на экскурсию в ЕлецЕлец – один из древнейших русских городов, впервые упоминается в Никоновской летописи в 1146 году как центр удельного княжества, находившегося в зависимости от черниговских, а затем рязанских князей. В 1238 году Елец разрушен татаро-монголами. В 1483 году город вошел в состав Московского княжества. К середине XIX века город превратился в крупный рынок торговли хлебом и продуктами животноводства. В Ельце быстро выросли значительные по тем временам мукомольное, кожевенное и махорочное производства. По внешнему виду и благоустройству Елец считался одним из лучших уездных городов России. Старинные елецкие купеческие роды славились не только богатством и деловой хваткой, но и благотворительной деятельностью.. Пять лет назад я уже приезжал в этот город. Очень захотелось побывать в нем еще раз.

Во время поездки экскурсовод часто упоминал одну и ту же фамилию – Заусайловы: дома купцов Заусайловых, махорочная фабрика Заусайловых, приют-ясли, построенные Заусайловыми, ботанический сад Заусайловых. Было ясно, что эти люди внесли немалый вклад в развитие города Ельца. Одного из представителей этого рода в начале XX века именовали не иначе как «махорочный король» и меценат.

«Владыка русских водок,

Знаток игристых вин

И творческих находок –

В Ельце такой один!

Молва же не устала

Греметь сто лет, изволь

Услышать: Заусайлов–

Махорочный король!»Ширяев Ю.В. Махорочный король. Елец, 2003.

Каково было мое удивление, когда в местном антикварном магазине экскурсовод представил нам его хозяина, современного купца, которому принадлежат еще и книжный магазин и хозяйственная лавка. Коренастый плотный мужчина пятидесяти лет с неторопливой речью оказался Владимиром Александровичем Заусайловым, потомком купеческого рода купцов Заусайловых.

С этого момента мне захотелось как можно больше узнать о Заусайловых, ранее живших в Ельце. И я решил еще раз встретиться с Владимиром Александровичем.

Оказалось, что в юности он ничего не знал о своих предках. История семьи была известна Владимиру Александровичу Заусайлову только начиная с военных лет. О елецкой родне своей он знал мало, отец ничего не рассказывал: в сталинскую эпоху было крайне опасно говорить о том, что предки – богатые купцы. Александр Митрофанович Заусайлов, отец Владимира Александровича, залечивал в ташкентском госпитале фронтовое ранение. До армии он жил в Москве: в большом городе легче затеряться. Скрывая купеческое происхождение, со своим отцом (Митрофаном) отношений открыто не поддерживал. По той же причине после выписки из госпиталя возвращаться в Елец не захотел, да и вряд ли сына известного купца на родине ожидало что-то хорошее. Из детства Владимир Александрович помнит, что однажды к ним приезжала престарелая родственница Жаворонкова, вроде бы «купчиха», но бедно одетая, из-за чего он не поверил ее рассказу о том, какими богатыми они были. Она рассказала, что до революции 1917 года в Ельце они владели фабриками, заводами, имели большие и красивые дома и даже свой сад с лебедями и павлинами. Все это показалось Владимиру Александровичу фантастическими рассказами. Перед отъездом родственница подарила мальчику пригоршню серебряных полтинников: «На учебу – это все, что осталось от твоего деда».

В 90-е годы Заусайлов отыскал в Москве родного дядьку, приехал к нему в гости. Дядя Николай Митрофанович Заусайлов, родившийся в Ельце 1905 году, рассказал, кем были и где жили Заусайловы и Жаворонковы (родственники по материнской линии). Кроме того, он подарил Владимиру Александровичу самое ценное, что осталось у него: аккуратный рисунок генеалогического древа рода Заусайловых.

Александр Николаевич Заусайлов, 1860 года рождения, потомственный Почетный гражданин, владелец табачно-махорочной фабрики, гласный городской Думы, попечитель елецкого общества земледельческой исправительной колонии для несовершеннолетних, член управления комитета организации Красного Креста.

А дед – Митрофан Николаевич Заусайлов, 1878 года рождения, потомственный Почетный гражданин г. Ельца, купец, гласный городской Думы, председатель приюта для мальчиков и стариков, городского мужского приюта, член комитета мужской и женской богадельни.

Помимо генеалогического древа, дядя передал В.А.Заусайлову чертеж дома, принадлежавшего деду Митрофану Николаевичу Заусайлову, и план Ельца с обозначением всех построек и домов, принадлежавших семье до революции. Также указал он и адрес: город Елец, угол Успенской (ныне Советской) и Орловской (Коммунаров) улиц. Эта семейная реликвия не давала покоя.

На родину своих предков Владимир Александрович Заусайлов приехал в 1987 году, к этому времени он наизусть выучил переданные ему документы.

Во время беседы Владимир Александрович рассказывал мне о том, какое огромное волнение он испытал, когда смог прикоснуться к стенам своего родового дома. Все, что он увидел, точно совпало с указанными дядей местами, где жили, работали, занимались благотворительностью купцы Заусайловы. Особенно его удивило, что все здания выглядели хорошо и были задействованы в общественной жизни города. Было такое чувство, будто за сорок лет он впервые попал домой. В 1991 году он переехал на родину своих предков на постоянное жительство.

Роль купцов Заусайловых в жизни Ельца

Меня настолько поразила история легендарного махорочного короля (Александра Николаевича Заусайлова), имя которого звучало на устах многих коренных жителей города Ельца, история этого рода, что я стал расспрашивать Владимира Александровича о его предках, о роли купечества в жизни города. А так как, поселившись в Ельце, Владимир Александрович Заусайлов начал изучать и собирать разнообразный материал об истории предприятий, домов и построек, связанных с его предками, он пригласил меня в свой кабинет, показал фотографии семьи, свои картотеки и даже дал подержать в руках подлинные документы XIX века. Владимир Александрович оказался таким интересным собеседником! Он интересуется не только своей родословной. Будучи «истинным Заусайловым», то есть человеком деятельным, энергичным, предприимчивым, Владимир Александрович не только владеет магазинами и лавкой, но и активно занимается краеведением. Возглавляет возрожденное Общество елецких купцов. Заусайлов занимается общественной деятельность и по мере возможности благотворительностью: выпускает на свои деньги книги об истории Ельца. Благотворительное Общественное Движение «Добрые Люди» наградило его орденом «Меценат».

С этого момента мне захотелось как можно больше узнать о Заусайловых, сделавших такой большой вклад в развитие города Ельца.

Прежде всего я отправился в Липецкую научную библиотеку. Познакомился с имеющейся литературой о деятельности елецких купцов, работал с заказами по межбиблиотечному абонементуПодробно изучил «Материалы по истории и статистике города Ельца», собранные действительным членом статистического комитета Н.Ридингером (Ридингер Н.А. Материалы для истории и статистики города Ельца. Елец, 1993); прочитал Орловские епархиальные ведомости за 1909-1913 год; книгу «Орловская епархия в 1906-1908 годы» (1914 г.), Ю.В.Ширяева «Незабываемое» (Ширяев Ю.В. Избранное. Елец, 2004), Заусайлова В.А. «Купеческий Елец. Письма» (Елец, 2004), газеты «Елецкий дневник» за 1913 год; «Хрестоматию по истории липецкого края (2 половина ХIХХХ век)» (Липецк, 2004)..

Выяснил, что наиболее значимыми представителями рода Заусайловых были: Александр Николаевич и Митрофан Николаевич ЗаусайловыЗаусайлов В.А. Купеческий Елец. Альбом. Елец, 2004. С.3..

Они родились в городе Ельце в купеческой семье православного исповедания. Их отец Николай Гаврилович, купец 2-й гильдии, имел табачную фабрику на Манежной улице. Кроме братьев в семье было пятеро дочерей.

В 1871 году отец определили Александра в Елецкую мужскую гимназию, где он закончил пять классов. В 1887 году, после смерти отца, Александру, как старшему сыну, по наследству перешла табачная фабрика, основанная в 1861 году его дедом.

В 1894 году деревянная табачная фабрика братьев Заусайловых сгорела. Александр Николаевич представил проект совершенно новой табачной фабрики, предусматривающий самые современные технологии. К 1910 году при табачной фабрике состояли 75 приказчиков и около 1000 рабочих: мужчин и женщин. Годовой оборот табачной фабрики составил 4.000.000 рублей.

А.Н. Заусайлов, человек редкой энергии и ума, создает новую отрасль производства – ягодное и яблочное виноделие, затраты на это достигали 300.000 рублей. Им устроены поражающие грандиозностью трехэтажные подвалы для выдержки вина, преимущественно шампанского, построена химическая лаборатория, созданы необходимые мастерские, перенесен опыт производства шампанского, который он изучил во Франции, на русскую землю. Имея обширные ягодные и фруктовые плантации, старший из братьев открывает новый источник заработка для народа через организацию виноделия.

Имение «Ключ жизни», где занимались виноделием, по своей планировке, экзотическим растениям, красивым строениям и укладу жизни, привнесенных из Франции, Италии и других стран, было одним из лучших в окрестностях ЕльцаЗаусайлов В.А. Купеческий Елец. Альбом. Елец, 2004. С.4-5..

Семья Заусайловых была большой и дружной. Жили открыто и хлебосольно. Митрофану Заусайлову исполнилось 8 лет, когда умер отец. Отношения между ним и братом Александром были теплыми. Когда Митрофан подрос, старший брат приобщил его к управлению отцовским наследством.

Накопленный капитал позволял им заниматься благотворительностью.

15 ноября 1909 года в Ельце на средства Заусайлова состоялась закладка нового храмаГорлов В., Новосельцев А. Елец веками строился. Липецк, 1993. С.245-248.. Это церковь во имя Святых Благоверных князей Александра Невского и Михаила Тверского. Инициатором стал елецкий меценат, промышленник, миллионер Александр Заусайлов. Покровительствовал строительству брат Николая II, великий князь Михаил Александрович.

Торжественное открытие церкви (освящение) состоялось 11 февраля 1911 года в 50-летний юбилей царского манифеста об освобождении от крепостной зависимости.

Следует отметить, что деятельность Александра Николаевича и Митрофона Николаевича была отмечена властью и обществом того времени. Оба брата удостоены звания «Почетный гражданин г. Ельца». Александр Николаевич Заусайлов имел награды от Министерства юстиции: орден Святой Анны 3-й степени (пожалован в 1898 году), Потомственное Почетное Гражданство (пожаловано в 1900 году), орден Святого Станислава 2-й степени (пожалован в 1905 году); от Министерства торговли и промышленности – звание коммерции советника (пожаловано в 1910 году).

Александр Николаевич Заусайлов являлся заказчиком строительства Казенного винного склада №2. В настоящее время это Елецкий ликеро-водочный завод – действующее предприятие, дающее в казну города и области большие деньги.

Украшением города стали дома красивой архитектуры, построенные А.Н. Заусайловым. Сред них «Загородный дом», где ныне располагается управление здравоохранения; дом старшего сына Владимира, который в настоящее время используется под экспозицию краеведческого музея; несколько домов стали жилищами ельчан.

На территории нынешнего городского парка Заусайловым был устроен ботанический сад с завезенными деревьями и цветами. В огромной стеклянной оранжерее росли экзотические фруктовые деревья, по аллеям разгуливали павлины, а в водоеме, имеющем контур Черного моря, плавали рыбки.

Братья Заусайловы были самыми богатыми людьми в городе Ельце. Четвертую часть получаемой прибыли они тратили на благотворительность: при табачной фабрике организовали приют-ясли, в них содержались бесплатно, на средства владельцев, до 50 детей, которые получали все необходимое и находились под присмотром воспитателей, в то время как их родители работали на фабрике. Во время I мировой войны купцы Заусайловы отправляли бесплатно махорку солдатам на фронт.

Умер Александр Николаевич в 1915 году, похоронен в Пещерной церквиОрловские епархиальные ведомости. 1915 г, которая расположена под Великокняжеской. То, что А.Н.Заусайлова захоронили в церкви, своего рода оценка его деятельности, его вклада в развитие города Ельца.

После смерти Александра все дело семьи Заусайловых перешло к его брату Митрофану Николаевичу.

Судьба Заусайловых после 1917 года

Наступил 1917 год. Революция стала катастрофой для многих купеческих семей. Фабрики, заводы, особняки, и даже личные вещи, – все было национализировано новой властью.

К сожалению, не сохранились свидетельств того времени самих купцов Заусайловых. Но упоминания о трудностях и лишениях, которым подверглись купеческие семьи в эти трудные годы, мы находим в письмах купцов Ростовцевых от 22 апреля 1918 годаЗаусайлов В.А. Купеческий Елец. Письма. Елец, 2004. С.92..

Читаю письма елецкого купца Михаила Ивановича Ростовцева (из личного архива В.А.Заусайлова).

М.И. Ростовцев писал сыну Сергею в Москву 29 января 1918 года:

«…В городе у нас беспокойно от поступков большевиков, которые ночью вламываются, делают обыски и налагают контрибуцию. Так они два дня сряду делали набег на Клуб, вооруженные делали обыски у присутствующих по карманам… Были у некоторых евреев. Делали очень тщательный обыск и наложили контрибуцию десять тысяч. А с другого 8 тысяч, деньги ими внесены … Продовольствие у нас становится хуже, мяса нет. А если есть, то очень дорогое…»Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Письма. Елец, 2004. С.87.

М.И. Ростовцев писал сыну Сергею 7 февраля 1918 года:

«…Мы живем по-старому, но более тревожно, начались опять осмотры запасов. Были и у нас, обошлось все благополучно, теперь они издали декрет, чтобы им несли золотые вещи весом не ниже 16 золотников. Теперь народ и солдаты требуют за преступления немедленного расстрела…»Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Письма. Елец, 2004. С.88..

А.И. Ростовцева сообщает сыну Сергею 24 февраля 1918 года:

«…У нас много солдат приехало, всюду их размещают, во все дома, независимо есть или нет квартиранты или другие. Власть все более и более забирается, жизнь ужасная, в уезде вооруженная борьба крестьяне с красноармейцами, есть убитые. Усиленно призывают всех в красную армию… Просвета ниоткуда не видно. Всюду плохое. Крепко тебя целую. Храни тебя Бог»Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Письма. Елец, 2004. С.90..

Митрофан Николаевич Заусайлов остался в Ельце. Пытался как-то устроить свою жизнь и жизнь своей семьи. Служил в земельном отделе. В 1926 году он был лишен избирательных прав, его никуда не брали на постоянную работу.

В доме постоянно царило чувство тревоги, особенно оно усиливалось к вечеру, когда за окном сгущались сумерки, а в столовой горела только одна лампа. Тени по углам, тени за окном, каждый резкий звук заставлял всех вздрагивать, оглядываться на дверь. Родители потихоньку называли имена арестованных знакомых и друзей. Все чаще шли разговоры о произволе, творимом с арестантами. «Слухи доходят ужасные, говорят, что у многих семей конфисковано имущество, а отцы и братья взяты заложниками… Вечные угрозы, обвинения, что мы «белогвардейцы»… Все живут в удрученном состоянии» (Из писем Ростовцевых)Заусайлов В.А. Купеческий Елец. Письма. Елец, 2004. C.90.

В конце лета 1930 года Александр (старший сын Митрофана Николаевича), заметил, что за их домом все время наблюдает какой-то незнакомый парень лет 20-25. Один из знакомых сказал, что это сотрудник ОГПУ. Дети рассказали об этом отцу. Тот был очень обеспокоен, но убеждал их, что ни с ним, ни с семьей ничего не случится.

5 ноября 1930 года отец отправился в гости к своему знакомому П.Н. Дединцеву (они вместе учились в гимназии) и домой не вернулся. А поздно вечером раздался громкий стук в дверь и вошел сотрудник Елецкой опергруппы Богачев, с ним два красноармейца: один стал у двери, второй прошел в комнату, уполномоченный протянул Елене Митрофановне ордер на обыск, сказал, что отца арестовалиГосударственный архив Липецкой области (далее – ГАЛО), ф. 2.2.1.0., оп.1, д. 24145. Протокол обыска. Л.1..

Мать, рыдая, принесла узелок с туалетными принадлежностями и деньги. При обыске присутствовала соседка Зинаида Петровна Заседателева. Самой веской уликой оказались 2 чистых бланка с печатями трудовых-хозяйственных артелей.

Через несколько дней стало известно, что вместе с отцом и Дединцевым были арестованы Выдский, Ростовцев, Кожухов – все бывшие купцы. Их обвинили в связях с белой эмиграцией, в систематическом распространении антисоветских настроений среди обывателей. Потянулись страшные дни, дети видели, как мать часами сидела на диване, повторяя: «Это конец, конец, конец…».

Однажды Александр Заусайлов (старший сын Митрофана Николаевича) встретил на улице уполномоченного Болдырева, подошел к нему (очень смелый по тем временам поступок) и спросил, где находится их отец Митрофан Николаевич. Болдырев долго молчал, а потом неохотно ответил: «Здесь его нет».

И, как ни поразительно, но другой информации о судьбе М.Н.Заусайлова у его внука Владимира Александровича не было. Он посоветовал мне съездить в Липецкий областной государственный архив. Первое посещение архива принесло мне разочарование. Архивариус объяснил, что раньше все дела были только в КГБ и только после 1991 года дела передали в областной архив, но дела выдают только с разрешения родственников. Но я упорно стремился к своей цели, оформил разрешение у Владимира Александровича и вот, наконец, я работаю в архиве. Сколько тайн хранят документы, которые здесь находятся. К своей радости я нашел «Дело № 773» по обвинению Заусайлова Митрофана Николаевича по статье 58 пункты 10 и 11 УК РСФСР, УК, которое было начато 5 ноября 1930 года, а окончено 23 декабря 1930 годаГАЛО, ф.2.2.1.0., оп.1, д.773..

В протоколе допроса читаю, что Заусайлов Митрофан Николаевич, 1878 г.р, уроженец Ельца, мещанин, отец – купец 2-ой гильдии, русский. Лишен избирательного права с 1926 г., работает на временной работе, женат на Жаворонковой Елене Митрофановне. Дочь Наталия в г.Липецке, сын Николай – работает на стройках в Москве, дочь Надежда работает в Москве в яслях. Сын Владимир – чернорабочий в Ельце. Сын Александр – учится в Елецкой семинарии.

Имущественное положение до ареста – земли 315 десятин, дома в Ельце. Он жил на средства от своего имения, до февральской революции служил помощником управляющего банка в Ельце. С 1917 года служил санитаром и надзирателем в лазарете, с 1922 года – кустарничал.

Из выписки протокола заседания Тройки при ПП ОГПУ по Центрально-Черноземной области по внесудебному рассмотрению дел от 1 февраля 1931 г. узнаю о решении заключить Заусайлова Митрофана Николаевича в концлагерь сроком на три года, считая срок с 6 ноября 1930 г.ГАЛО, ф.2.2.1.0., оп.1, д.773. Протокол заседания.

Находка этого дела – небывалое везение. Мне удалось получить массу интереснейшей информации, уточнить многие факты из жизни Митрофана Николаевича, узнать подобности его родословной, и подтвердить многие факты, известные со слов Владимира Александровича. Самое, пожалуй, ценное в следственном деле – автографы: заполненные Митрофаном Николаевичем анкеты, автобиография.

В тоже время сухие анкетные данные, стандартные вопросы позволяют представить, как работала вся репрессивная машина, перед которой стояла задача уничтожить инакомыслие и подавить людей, способных сопротивляться новой власти: набор стандартных вопросов, фактически отсутствие состава преступления и стандартная как у всех статья 58-10 УК.

Подобных дел в архиве сотни. Без суда, постановлением тройки людей отрывали от семьи, привычного жизненного уклада, отправляли в тюрьму и за колючую проволоку. Митрофану Николаевичу повезло, по тем временам он легко отделался. Многие получали от 5 до 10 лет.

Позже, в 1937 году многие люди исчезали в «лагерях без права переписки», что означало тайный расстрел. Митрофан Николаевич избежал подобной участи, но неслучайно он не называет точного места проживания своих детей и родственников. Он не называет и имен своих знакомых, которых могли, как это часто бывало, записать в соучастники.

Так новая власть обошлась с людьми, которые приносили столько пользы городу и могли бы еще многое сделать. Заусайлов был приговорен к заключению в концлагерь сроком на три года.

В Ельце В.А.Заусайлов показал мне фотографии своего деда до арестаЛичный архив В.А. Заусайлова.. Плотный краснощекий мужчина – настоящий купец. А с фотографии архивного дела на меня глядел измученный, осунувшийся старик.

В протоколе допроса Митрофан Николаевич Заусайлов писал:

«Советская власть отобрала у меня дом, положение и избирательные права, но я никакого недовольства ко всем этим лишениям не имел, т. к. мне теперь больше ничего не нужно, я свой век отжил, лишь бы дети вышли на дорогу».

На уроках истории мы много говорили о культе личности Сталина, о тех жертвах, которые понесло наше общество. Но только здесь в архиве, работая с документами Митрофана Николаевича, мне стало по-настоящему страшно. Вдруг подумалось: «Через что должен был пройти человек, какие нравственные и физические унижения испытать, чтобы написать такие слова. Ведь ему в это время было всего 52 года!»

А дальше все как у многих репрессированных. Мучения физические и нравственные. После концлагеря поехал в Липецк, работал дворником, отношения с близкими не поддерживал, опасаясь причинить им неприятности, так был «врагом народа». Умер в 1937 году от чахотки, которой заболел в тюрьме. Похоронен на кладбище в г. Липецке. Я пытался найти могилу Заусайлова, но оказалось на месте этого кладбища теперь широкий проспект. И кладбище и находящаяся при нем церковь исчезли с лица земли.

Волна репрессий не обошла ни одну купеческую семью в древнем городке. Вместе с Заусайловым были репрессированы Ростовцевы, Кожуховы, Жаворонковы, Петровы, Шляховы… все известные купцы и меценаты, благотворители. Как же безжалостно обошлась власть с умными, честными, благородными людьми, которые стремились в своей жизни делать добро окружающим и быть полезными обществу.

* * *

Елецкие купцы строили здания основательно, на века, потому что сами были людьми основательными. Отобранные фабрики, заводы, купеческие дома и постройки до сих пор эксплуатируются без капитального ремонта.

Все предприятия, построенные Заусайловыми, по инерции долго работали. Но подлинных хозяев не стало и они рухнули. Давно нет садов, дававших сырье заводу, остановилась знаменитая махорочная фабрика Заусайловых и стены ее руинами высятся в центре Ельца, до сих пор привлекая внимание своей замечательной архитектурой. Любой приехавший в Елец человек, видя это здание, задается вопросом, что это было в прошлом: музей, театр, настолько они интересны и привлекательны.

В.А. Заусайлов по приезде в Елец пытался приобрести акции еще действующей махорочной фабрики, но ему не давали этого сделать. Когда фабрика остановилась, он приобрел несколько акций махорочной фабрики только для того, чтобы почувствовать себя хоть чуть-чуть владельцем и наследником имущества купцов Заусайловых.

18 августа 2011
«Слухи доходят ужасные…» (судьба купеческой семьи) / Михаил Смородин