Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
1 июня 2009

Вадим Вафин, Юрий Полищук, Павел Ульянов «Воркута: рождение города»

Республика Коми, г.Воркута, профессиональный лицей № 3
Руководитель: Э.В. Гущина
Третье место

1.

До Октябрьской социалистической революции территория северной части Коми АССР оставалась сплошным белым пятном, лишь по берегам крупных рек встречались небольшие деревеньки и одинокие избушки охотников. В геологическом отношении край оставался неизученным. Отрывочные сведения о наличии угольных месторождений в бассейне реки Печоры имелись еще в прошлом веке. Отдельные купцы и промышленники догадывались о богатстве недр этого района, неоднократно предпринимая попытки их использовать. Однако царское правительство относилось к этим попыткам с недоверием. Начало освоения природных богатств этого края тесно связано с именем Ленина. В 1918–1921 гг. он неоднократно давал поручения о начале разведочных работ. Но из-за начавшейся иностранной интервенции и гражданской войны тогда не удалось приступить к обследованию недр Печорского края, но после окончания военных действий план изучения нефтяных и угольных запасов Севера начал незамедлительно осуществляться. В марте 1920 г. Президиум ВСНХ организовал Северную научно-промысловую экспедицию, которой поручалось в первую очередь геологическое изучение бассейна Печоры. В 1921–1923 гг. геологический отряд этой экспедиции во главе с профессором А. А. Черновым вел работы в верховьях Печоры и по ее притокам. Одновременно местные органы Советской власти принимали меры для быстрейшего выявления природных ресурсов края. В сентябре–октябре 1923 г. разведочная партия Ижмо-Печорского исполкома под руководством Г. П. Семяшкина выявила крупные залежи каменного угля по реке Неча и тем самым значительно ускорила открытие Печорского угольного бассейна. Получив сведения об итогах работы Неченской экспедиции и просьбу Коми облисполкома о направлении главных сил геологического отряда в этот район, А. А. Чернов изменил предполагаемый маршрут. Летом 1924 г. две группы геологов работали в бассейне реки Косью. Их результаты превзошли все ожидания. В октябре того же года А. А. Чернов сделал важный научный вывод: «В настоящее время на северо-восточной части СССР начинают проступать контуры большого каменноугольного бассейна, который естественно назвать Печорским»1. Так 1924 г. стал годом открытия Печорского угольного бассейна. В дальнейшем геологическое изучение Печорского края все более углублялось. Переломным в истории освоения северо-востока страны стал 1930 г., когда Г. А. Чернов, сын первооткрывателя бассейна, открыл Воркутинское месторождение высококачественных коксующихся углей. Он вспоминает о том событии: «…признаться, в те молодые годы я не мог по-настоящему оценить открытие. Угли мы находили в каждый наш приезд на Печору, а это месторождение находилось в самой глухой отдаленной части большеземельской тундры. Вряд ли думалось мне тогда, что оно заинтересует угольную промышленность. Я совершенно не понимал, как в такой труднодоступной местности можно начать не только добычу, но даже разведочные работы..».2 Тем не менее, открытие Г.А. Чернова способствовало переходу к планомерному изучению бассейна и началу его освоения. 20 апреля 1931 г. ВСНХ СССР принял постановление «О развитии топливной базы в Северном крае». В нем предусматривалось уже в 1931 г. заложить в угольном бассейне три–четыре наклонные шахты, чтобы при благоприятных результатах переоборудовать их в 1932 г. в эксплуатационные с годовой добычей по 100–150 тыс. т. угля.

Итак, после открытия Г. А. Чернова предстояло перейти от стадии чисто случайных поисковых работ к систематической глубокой разработке и определить промышленные запасы нового открытого бассейна. Это требовало, в первую очередь, перехода к работе стационарных разведочных партий в течение круглого года; глубокого разведочного бурения; а также перехода к пробной эксплуатации месторождения на базе выявленных запасов.  

Решение этих вопросов было поручено ухтинской экспедиции ОГПУ. Ухтинская экспедиция (ее иначе называли Ухтопечорский трест) была крупной геологоразведочной организацией, которая по распоряжению правительства прибыла в район реки Чибью в августе 1929 г. Что же представляла собой эта организация и с чем было связано ее появление?

В памяти старожилов Северного края до сих пор сохранилась легенда: якобы после того, как Сталину доложили о богатейших запасах печорских углей, он вызвал к себе наркома Ягоду и посоветовал: «Займись, Генрих. У тебя большой опыт по строительству Беломорканала. Потом доложишь». А тут на имя Ягоды поступила докладная записка от отбывавшего на Соловках заключение бывшего одесского нэпмана и валютчика Нафталия Френкеля, в которой он раскрыл и обосновал возможность построения социализма через труд заключенных, используя его на отдаленных, неосвоенных территориях, откуда трудно убежать. А. И. Солженицын упоминает об этой легенде в своей книге «Архипелаг ГУЛАГ».

Трудно сейчас дать оценку действительного влияния идей Френкеля, но фактом остается то, что в дальнейшем он был освобожден, назначен начальником строительства Бамлага, позже получил орден Ленина и вырос до генерала Главного управления железнодорожного строительства МВД. Так идея освоения труднодоступных территорий с помощью труда заключенных стала претворяться в жизнь. 21 августа 1929 г. на берегу таежной реки Чибью высадился снаряженный Главным управлением лагерей этап в 125 заключенных. Комиссия отобрала крепких и выносливых, способных к тяжелому физическому труду. В состав формируемой экспедиции вошли самые разные люди: политзаключенные; раскулаченные крестьяне; уголовники, имевшие по несколько судимостей; около 20 специалистов – горные инженеры, геологи, химики, электрики, врачи, строители, обвиненные во вредительстве в различных отраслях промышленности.

«Выдающимся событием» в истории лагеря стало обсуждение перспектив развития Ухтпечлага на самом высоком уровне, при личном участии И. В. Сталина. 19 ноября 1932 г. Политбюро ЦК ВКП (б) принимает решение «Об организации Ухто-печорского треста», входящего в ОГПУ НКВД через ГУЛАГ. Постановление обосновало перспективные задачи по разведке полезных ископаемых в Ухто-печорском крае, строительство железнодорожной магистрали и грунтовых дорог, возведение жилых построек, улучшение водных путей, организацию заводов, рудников, промыслов, развитие речного судостроения, сельского хозяйства, промысловой охоты, колонизацию безлюдного края. В постановлении отмечалось, что «наиболее дешевым в экономическом освоении края является обслуживание промразведки рабочей силой лагеря особого назначения ОГПУ»3.

С 1930 г. по 1937 г. на просторах тундры и тайги располагалось уже 134 геологических и 168 топографических партий Ухтпечлага, которые открыли три нефтяных, одно газовое месторождение, выявили миллиардные запасы каменного угля, радиоактивную воду, свыше 100 тыс. асфальтитов; на базе месторождения было организовано и частично введено в эксплуатацию 4 промысла, 2 угольных и асфальтитовый рудники, где добыто 135 тыс. т нефти, 470 тыс. т угля, 950 тыс. т асфальтитов; заготовлено 854 тыс. кбм строевого леса.

3.

Что касается освоения непосредственно Печорского угольного бассейна, то летом 1932 г. в районы большеземельской тундры направлено более 30 геологических партий4. Разведочные работы продолжались и на Воркутинском месторождении. в 1932 г. А. А. Чернов по командировке Союзгеологоразведки совершил поездку на Воркуту с целью ознакомления с условиями залегания углей5.

В январе 1934 г. Госплан СССР проводил совещание сектора природных ископаемых, на котором присутствовали исследователи Печорского угольного бассейна. Совещание проводил академик Н. Н. Тихонович. Заседание подвело итоги работ в Печорском бассейне за период 1931–1932 гг., геологи выяснили значение каждого из открытых месторождений. С этого времени Печорский угольный бассейн вступил в полосу планомерного научного освоения.

Всего за период 1924–1941 гг. открыто 20 месторождений. После открытия угольных месторождений на юго-западном склоне Пай-хая определилась северная граница Печорского бассейна. Западная граница его условно проводится несколько западнее гряды Чернышова и далее на северо-запад к побережью Баренцева мора. Из района р. Косью, то есть с юго-запада, полосою при максимальной ширине на территории большеземельской тундры в 300 км бассейн протягивается на северо-восток на 400 км и почти вплотную примыкает к полярному и приполярному Уралу. Площадь бассейна составляет 900 тыс. км2.

В последующие годы в Печорском угольном бассейне в пределах установленных в 1933 г. границ к северу и югу от воркутинского месторождения и в бассейне реки Адзьвы было открыто еще несколько угольных месторождений. В настоящее время их насчитывается тридцать.  

4.  

Для организации промышленных работ на реке Воркуте в составе ухтинской экспедиции ОГПУ в апреле–мае 1931 г. было образовано Усинское отделение. 20 мая из управления Ухтпечлага в поселок Чибью направлена первая партия на Воркуту в составе 43 человек, куда из-за труднодоступной неисследованной местности она прибыла лишь через два месяца6.

Одним из геологов, участвовавших в экспедиции, был А. А. Волошановский. Он вспоминает: «1 июня 1931 г. партия, прибывшая пароходом с двумя баржами, груженными лесом и продовольствием в устье Воркуты, основала здесь базу, и 5 июня экспедиция в составе 24 человек двинулась на лодках по незнакомой реке. Тяжел путь пионеров. Население деревень, расположенных на р. Усе, не знало реки Воркуты, на всем протяжении которой нет ни одного человеческого жилья, и только немногим охотникам удавалось проникнуть в угленосный воркутинский район. Наши проводники тоже не знали реки, поэтому каждый шаг по пути нашего продвижения требовал тщательного предварительного исследования русла реки; люди и лошади часто пускались вплавь, выворачивали на порогах камни, расчищали путь и только тогда двигались дальше… бывали дни, когда мы продвигались всего на 2–3 километра, и чем дальше мы двигались, тем труднее и труднее становился путь»7. Все прибывшие были политзаключенными, освобожденными из-под стражи, как специалисты, и отправленными в экспедицию на воркутинское месторождение. Впервые нога человека вступила на землю, где впоследствии будет построен большой индустриальный город. Несмотря на трудности, отряд первопроходцев заложил первый поселок на Воркуте – Рудник.

В постановлении Совета труда и обороны от 27 марта 1932 г. «О развитии каменноугольной промышленности в районе бассейна р. Печоры»8 были определены меры по ускорению эксплуатации угольных месторождений. Предусматривалось закончить детальные геологоразведочные работы на Воркуте к 1 октября 1932 г. и заложить на реке Воркуте, вблизи судоходных участков р. Усы, три первые шахты, а также: обеспечить снабжение поселка рудник материалами, оборудованием, лесом для строительства; установить радиосвязь.

Первостроителями Воркуты были в основном высококвалифицированные специалисты из числа политических заключенных, зачисленных перед отправкой на Воркуту в штат вольнонаемных, – те, кто начинал строительство и промышленное освоение Воркуты были «врагами народа». В то время сроки в основном были еще сравнительно небольшими: 1, 2, 3, 5, реже 10 лет. Но и по окончании срока, как правило, из Воркуты эти люди не выезжали, а переходили в разряд спецпереселенцев. Независимо от статуса все, кто жил и работал в те годы на Воркуте, находились в одинаково сложных, экстремальных условиях. Охрана заключенных была тогда слабой, по территории они имели право передвигаться свободно, так как побег из Воркуты означал верную смерть.

Отдаленность района, отсутствие железной дороги и проблемы доставки речным транспортом приводили к постоянной нехватке оборудования, стройматериалов, техники и сказывались на всех сторонах производства и быта на руднике. Очень тяжелые условия труда создавал и суровый климат Севера. Зимой пурга длилась по несколько суток, трудно было даже передвигаться по поселку. Люди работали по 12 часов в сутки, без выходных и праздников. Летом появлялись комары и мошкара, работать можно было только в противокомарной сетке и перчатках. Из-за нехватки продовольствия люди к весне часто заболевали цингой. Лекарств не было: пили настой из еловых игл.

Представление о том, каким был поселок Рудник в 1933–1935 гг., дают воспоминания А. Ф. Ирклеева. Он приехал на Воркуту летом 1933 г., в десятилетнем возрасте, вместе с семьей, к отбывавшему срок по статье 58-10, отцу. А. Ф. Ирклееву удалось восстановить в памяти расположение построек на руднике и дать их детальное описание: «Жили в основном в землянках (леса для строительства не было). Землянки были около 4,5 м в длину и 2,5 м в ширину. Нарами служил уступ земли, пол – земляной, стены заделаны хворостом, потолок – кривыми расколотыми коряжинами. В землянке справа у стены строилась плита, в глубине прямо – нары, в центре – столб, подпирающий потолок. Освещалась землянка коптилкой. В то время на руднике было несколько радиорепродукторов. Существовала мастерская. Располагалась она в деревянном здании. Оно разделялось на три части. В одной находилась динамомашина на 8 кВт с вертикально расположенной одноцилиндровой паровой машиной. Электроэнергии хватало только для освещения шахт и служебных помещений. В центральной части мастерской стояли два токарных станка, бурмашина, пила для резки металла. Тут же производился ремонт громоздких машин и механизмов. Мастерская выполняла обширный объем работ. Часто возникала потребность в запчастях. Те из них, что поступали с „большой земли“, могли быть только образцами – так мало их поступало. Детали приходилось делать самим. При этом проявлялся максимум смекалки и энтузиазма. Начальник мастерской Димченко, мастер Беме, рабочий Хмара могли буквально „из ничего“ сделать все, что требовалось…

На руднике также были построены прачечная, пекарня, медпункт, общежития столяров и металлистов»9.

5.

К началу 1935 г., всего за четыре месяца работы, шахта № 1–2 дала 18000 т угля. Острейшей проблемой стала доставка угля потребителю. Транспортная проблема требовала незамедлительного решения. В 1931–1933 гг. уголь и грузы ввозились и вывозились длинным, трудным путем. По мелководной порожистой реке Воркуте уголь перевозился на специальных лодках до устья р. Воркуты (Воркута-Вом), где его перегружали на небольшие баржи и везли по р. Усе до ее впадения в р. Печору. Здесь было организована перевалка в крупные баржи, затем угольные караваны шли до устья р. Печоры, где уголь перегружали на морские суда до Архангельска, алее по морю – в порты назначения. Путь был доступен лишь в течение короткого полярного лета. Изыскания в 1930–1931 гг. показали, что р. Воркута непригодна для транспортных перевозок. И уже в 1933 г. начала строиться узкоколейная железная дорога Рудник – Воркута – Вом протяженностью 64 км. В сооруженном на берегу р. Усы порту уголь перегружался в баржи и следовал по Усе и Печоре до Нарьян–Мара и далее Баренцевым морем до Архангельска.

Второй период работы по строительству дороги начался после схода снега, когда стало возможно приступить к земляным работам. Для окончания дороги к следующей зиме усинскому отделению потребовалось крайнее напряжение и концентрация сил на строительстве. Об этом свидетельствует факт полной остановки шахт на два месяца, и переброски всего трудоспособного населения Рудника на строительство узкоколейки. Были пригнаны этапы из южных районов Ухтпечлага. На постройку дороги были брошены десятки тысяч заключенных, многие погибли от непосильного и изнурительного труда10. К 4 августа была закончена укладка рельс до Рудника. Затем производилась укладка полотна и балластировка пути. Дорога была проложена по левому берегу реки Воркуты. Для перехода на правый берег к шахтам была сооружена деревянная свайно-рамочная переправа, которая ежегодно разбиралась на период ледохода.

Дорога вступила в эксплуатацию в еще недостроенном состоянии. Свеженасыпанное неустоявшееся полотно, отсутствие балласта, легкая разжижаемость грунтов создавали исключительно неблагоприятные условия для пропуска поездов, обуславливая постоянные перекопы пути, поломки поездов и большие затраты средств и рабочей силы на ремонт дороги. Эти условия, наряду с недостатком подвижного состава и тяговых средств, дефектами в механизмах вновь прибывших поездов, отсутствием постоянного водоснабжения, слабой квалификацией паровозных бригад, привели к тому, что дорога была не в состоянии выполнить не только первоначальный годовой план вывоза угля, но и не выполнила расчетного объема перевозок на период август–декабрь.

Особенно часто поезда вместе с платформой скатывались с насыпи в летнее время, так как при оттаивании тундры железнодорожное полотно участками проваливалось в трясину. Для борьбы с этим каждое лето проводились работы по подсыпке полотна. Вечная мерзлота и пылеватые покровные суглинки часто вызывали значительные деформации полотна, просадки, искажение профиля дороги. Непреодолимую трудность представляла борьба со снежными заносами. Ручная расчистка пути от снега только увеличивала высоту заносов при следующей пурге, так как валы из снега с обеих сторон дороги только способствовали его скоплению. Расчистка вагонным снегоочистителем не достигала цели, поскольку создаваемый вдоль пути снеговой вал также приводил к увеличению мощности заносов. Щитовая защита, собирая валы до 4–5 м, не прекращала полностью накапливания снега по выемкам, а лишь замедляла процесс образования заноса. Если осенью и в начале зимы удавалось отвоевать дорогу на несколько дней, то со второй половины зимы спорить с природой становилось невозможно. Движение поездов полностью прекращалось. На трассе до поздней весны оставались несколько поездов.

Несмотря на трудности в эксплуатации, узкоколейка во многом облегчила работу и быт на Воркуте. Стало поступать больше машин и механизмов, леса, продовольствия. Начали строить деревянные дома. Грузы и уголь перевозились по узкоколейке почти 10 лет. Дорога продолжала функционировать и после вступления в эксплуатацию Северо-Печорской железнодорожной магистрали в 1943 г.

6.

В связи с завершением строительства дороги «Рудник – Воркута – Вом» и объединения двух первых шахт в шахту № 1–2 встала задача увеличения производственной добычи угля, и от начальника Упитлага Я. М. Мороза поступило распоряжение до конца 1935 г. дать 100000 т угля. К этой задаче шахта была не готова: ни по технической оснащенности, ни по фронту очистных забоев; ни по проветриванию, которое производилось исключительно за счет естественной тяги. Даже если бы этот уголь удалось добыть, вывезти его было бы крайне затруднительно. Поэтому руководители Рудника направили докладную записку с расчетами, убеждающими, что это задание объективно невыполнимо. В ответ пришла телеграмма, подписанная Я. М. Морозом, что «задание должно быть выполнено, даже если это невозможно…»11.

Вскоре, в августе 1935 г., у начальника Упитлага состоялось совещание по этому вопросу. Об этом совещании вспоминает А. Н. Штендинг: «Доклад начальника Рудника Сидоркина был краток. Мороз объявил, что знает обо всех трудностях. Затем слово было предоставлено мне. Я начал с критики варианта реконструкции шахты 1–2 на производство 500000 т угля в год и возможности избежать при этом постройки капитального моста через Воркуту. Выступившие затем представители Ленгипрошахт согласились согласились с выдвинутой мной идеей строительства шахты на левом берегу. Так, в августе 1935 г. было принято решение о проектировке и строительстве на левом берегу реки крупной шахты, которой тогда же было дано название № 1 „Капитальная“. По поводу шахты № 1–2 решили добывать из нее как можно больше угля, не вкладывая однако крупных средств в реконструкцию. Но план 100000 т отменен не был»12.

На Руднике началась борьба за уголь. В шахте постоянно находился большой штат рабочих, вдвое превышающий положенный. Техперсонал сутками не выходил из шахты на поверхность. За время форсированной угледобычи, несмотря на усталость, крайне низкую техническую оснащенность и отсутствие элементарной техники безопасности, не произошло ни одной крупной аварии. И уголь шел. Жители Рудника ценой невероятный усилий и самоотверженного труда сделали невозможное – план был выполнен.

В 1935–1936 гг. продолжалось и строительство поселка. Были построены новый клуб, столовая. В сентябре 1936 г. открылась первая школа. Введена в эксплуатацию баня. В связи с увеличением добычи угля увеличилось и количество работающих. В целях дальнейшего улучшения работы и оказания практической помощи Воркуте Бюро ненецкого окружкома ВКП(б) 4 сентября 1934 г. постановило организовать на Руднике библиотеку, отправить в 1936 г 1000 экземпляров книг, обеспечить бесперебойное снабжение Воркуты кинокартинами, выделить лимит для подписки на периодические издания, Организовать с начала открытия зимней воздушной связи прямую авиалинию «Нарьян-Мар – Хаседа-Хард – Воркута»13. Таким образом, за какие-нибудь три–четыре года была обжита далекая заполярная земля.

К 1937 г. структура Ухтпечлага, состоявшего из лагерного управления, лаготделений, лагпунктов, лагкомандировок, сложилась окончательно. Первое лаготделение с центром в Воркуте, второе, радиевое с центром в водном. Третье, нефтяное, располагалось в Чибью (ныне Ухта) и включало первый, второй, четвертый и пятый промыслы, Ветлосянскую слабкоманду, Котласский пересыльный пункт. Кроме этого, ряд заключенных колонизированных, вольнонаемных трудились в четвертом, сельскохозяйственном отделении. Тысячи заключенных – в пятом (с центром в Княжпогосте), объединяющем 27 лагпунктов и командировок. Накатанной стала и колея лагерного управления. Ведущее место здесь занимали информационно-следственный и учетно-распределительный отделы, но самым главным считался оперчекистский отдел, который занимался охраной режима заключенных. Сюда же примыкали лагерная прокуратура, лагерный суд – «тройка» и тюрьма. В каждом лаготделении также был свой штрафной изолятор.

Расширение масштабов строительства и, соответственно этому, рост числа заключенных требовали реорганизации структуры управления лагеря. Возникла необходимость ликвидации Ухто-Печорского треста, куда входило несколько отраслей промышленности. 28 декабря 1937 г. старший майор госбезопасности, начальник Ухтпечлага Я. М. Мороз издал приказ «О реорганизации Ухто-Печорского лагеря НКВД». Впредь его было предписано именовать Управлением Ухто-Печорского лагеря НКВД. С 31 декабря упразднялись все лаготделения, взамен создавались четыре районных лагеря, а также – воркутинский Рудник, узкоколейка, разведки интинских углей, строительство ширококолейной железной дороги на участке Воркута – Кожва, совхоз «Кочмес», оленьхозяйство и перевалочный пункт в деревне Адзьва-Вом вошли в Воркутлаг. Созданы также Печлаг, Ухтлаг, Вымлаг. Позже из Воркутлага выделились Минлаг с центром в Инте, Печжелдорлаг с центром в Абези.

Летом 1938 г. созданы и три самостоятельных управления: Воркутстрой, Ухтижемстрой, Севжелстрой, с резко очерченными отраслевыми функциями.

7.

Еще с начала 1936 г. Ленгипрошахт приступил к проектированию первой капитальной шахты на Воркуте. Бригада инженеров была в 1937 г. направлена в Воркуту. Бригада уточнила ряд положений и обсудила с проектным бюро Рудника вопросы крепления вертикальных стволов и возведения зданий и сооружений в мерзлых грунтах. Это был первый в стране проект сооружения капитальной шахты в районах распространения вечной мерзлоты. Весной – летом 1937 г. началось строительство шахты № 1 «Капитальная».

Сведения о строительстве шахты содержатся в воспоминаниях участников событий. А. В. Демин оказался на Воркуте в 1937 г. среди первых вольнонаемных, которые бок о бок с заключенными закладывали будущий индустриальный центр. Он пишет: «…летом 1937 г. перед началом строительства шахты, на левом берегу Воркуты был заложен Лагпункт, построены несколько бараков-землянок. К тому времени там проживало 350–400 заключенных. Никаких зон, сторожевых вышек еще не было. В 100–150 м от лагерных бараков стояла палатка, здесь жили бригадиры и ИТР. Промплощадка шахты „Капитальная“ располагалась примерно в 1,5 км от лагпункта. К ней была проложена узкоколейка, по которой доставлялись все грузы. К моменту нашего приезда на строительстве уже действовала электростанция, небольшие производственные мастерские, кузница, слесарная мастерская. Уже были начаты работы по временным сооружениям – строились деревянные здания конторы, котельной… В середине сентября началась закладка клетевого ствола шахты…»14.

Будущий город закладывался именно здесь, на левом берегу реки, и строился около шахты «Капитальная». Уже к началу 1938 г. обозначилась первая улица Воркуты – Комсомольская. В 1939 г. завершено строительство кирпичного завода; в 1940 г. на территории шахты организован первый в Воркуте лесозавод – так решалась проблема стройматериалов. В среднем, было вывезено лишь 58% воркутинского угля. Еще в 1936 г. Правительство СССР приняло решение о начале строительства железных дорог в Печорском крае. По первому варианту должны были прокладываться две самостоятельные дороги: «Котлас – Ухта» для транспортировки нефти и леса и «Воркута – Усть–Уса» для вывоза воркутинских углей на глубоководный участок Печоры. 28 октября 1937 г. утверждается новый вариант трассы: «Воркута – Кожва – Ухта – Котлас».

Трасса продвигалась с юга на север через нетронутую тайгу и болота. Через районы вечной мерзлоты, пересекая на своем пути большие и малые реки. Везде, куда можно было по рекам доставлять стройматериалы, основывался поселок. Железная дорога должна была связать Воркуту напрямую с потребителями ее угля. Протяженность дороги должна была составить свыше 1500 км. Работы по строительству «Большой Воркуты» начаты в связи с решением правительства по постройке железнодорожной магистрали с 1937 г. В начале мая 1940 г. руководители строительства дороги были приняты в СНК СССР, где были обсуждены меры по максимальному ускорению дальнейших работ, а 9 мая было принято постановление ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О строительстве Северо-Печорской магистрали и развитии добычи Воркуто-печорских углей, где была поставлена задача разработать и осуществить мероприятия, которые обеспечили бы доведение добычи угля в 1948 г. до 15 млн т., заложить новые шахты, максимально ускорить строительство железной дороги. Задачи эти были трудновыполнимы, что обуславливалось в первую очередь по-прежнему крайне слабой технической оснащенностью шахт и строительства. Техника оставалась примитивной. Весь механизм состоял из ручной лебедки. На откатке грузов в шахтах было занято несколько лошадей. Большинство шахтных вагонеток было малой грузоподъемности. Почти 15% парка состояло из вагонеток с деревянными кузовами. Примитивно было и подземно-путевое хозяйство – рельсы легкого веса, а зачастую и деревянные, вместо шпал – распиленные пополам крепежные стойки.

Грандиозные задачи ускоренного строительства Воркуты, учитывая экстремальные условия Севера, невозможно было решить без кадров очень высокой квалификации. Как правило, их отбирали из числа политзаключенных.. Нужно было решать на месте и вопрос продовольствия. Еще в 1933 г. управлению Воркутинского месторождения была передана группа совхозов, расположенных в верховьях р. Печоры. Удаленные на значительное расстояние от поселка, совхозы переправляли свою продукцию на баржах по Печоре и Усе. Рост угледобычи и увеличение населения потребовали ускоренного развития сельскохозяйственной базы непосредственно в припоселковой зоне. В 1938 г. началась перебазировка скота из Нижнепечорских совхозов в районы большеземельской тундры во вновь организованные фермы при шахтах. В 1939 г. организован первый воркутинский совхоз «Горняк». Продовольствие и почту также доставляла авиация. Рокот авиационных моторов воркутяне впервые услышали в 1937 г. К декабрю работа авиалиний прекращалась и возобновлялась лишь с появлением солнца в марте.

Ширилось гражданское строительство. Только за 1 квартал 1940 г. сданы в эксплуатацию два административных здания, две бани, школа и пожарное депо.

Задачи были поставлены напряженные, однако складывавшаяся международная обстановка требовала еще большего напряжения сил и более быстрых темпов угледобычи и строительства шахт и магистрали. Поэтому 1 июля 1940 г. СНК СССР принял еще одно постановление, очерчивающее дополнительные объемы работ.

8.

Время предъявляло свои требования. Началась Великая Отечественная война, в первый период которой страна потеряла много территорий с очень важными ресурсами. Особенно тяжело отразилась на всей экономике страны потеря Донбасса и украинской металлургии. Оккупация этих районов означала потерю 60% добычи угля по стране. Естественно, что это подорвало топливный баланс. Поэтому встала задача как можно скорее развивать добычу топлива, угля, нефти на Востоке и на Севере и поставлять в необходимых масштабах стратегическое сырье для нужд военной промышленности. Война потребовала перестройки всего хозяйства. Воркутинский уголь приобрел для страны решающее значение. Контроль за выполнением постановлений был возложен на созданный еще в начале 1940 г. политотдел Воркутстроя. Он был призван поднимать «политическую сознательность масс» и не только контролировал настроения в среде заключенных, но и имел право контроля за действиями администрации. Люди в забое работали по несколько смен подряд, спали по 4–5 часов и снова отправлялись в забой, – рубить уголь.

Закладывались новые шахты. Их строительство обеспечивалось в небывало короткие сроки. В декабре 1941 г. произошло важнейшее событие для всего угольного бассейна – закончена укладка пути и открыто движение поездов от Котласа до Воркуты. Благодаря вводу во временную эксплуатацию Северо-Печорской железной дороги, улучшилось материально-техническое снабжение – главным образом, машинами, механизмами. – и возросли возможности вывоза угля в другие промышленные районы.

Воркутинским углем снабжались в годы войны Архангельск, Мурманск, Северодвинск, Киров, Горький, Москва. В июне 1942 г. осажденный Ленинград получил первый эшелон угля из Воркуты. В Ленинград было отправлено много сверхплановых эшелонов, первый из них отгрузил коллектив шахты № 4 (на шахте № 5 был создан ленинградский участок).

Воркута в годы Великой Отечественной войны развивалась особенно быстрыми темпами. Решающим моментом для развития всего угольного бассейна явилось открытие постоянного движения по Северо-Печорской железной дороге, которая была окончательно достроена в 1943 г. Основные производственные мощности шахт введены также в период войны.

Соответственно росту промышленности выросло и количество жителей поселка Воркута. 26 ноября 1943 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР поселок Воркута переименован в город. Этот день считается днем рождения заполярного города.

1 Печорский угольный бассейн.– Л., 1956.– С.6.

2 Воркута: вчера, сегодня, завтра. -Сыктывкар: Коми кн. изд-во. 1981. С.4

3 Канева А., Родов А., Сивкова А. УХТПЕЧЛАГ // Молодежь Севера.– 1989.– 24 апреля.

4 Чернов Г. А. Из истории открытия печорского угольного бассейна.– Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1989.– С. 112.

5 Там же.– С. 115.

6 Печорский угольный бассейн.– Л.,1956.– С.31.

7 Архив института Печорниипроект (Коми АССР).– Ф.2.–Д.68.– ЛЛ.2–3.

8 Угольные сокровища Севера. Сборник документов и материалов.– Сыктывкар, 1984.– С.37–40.

9 Краеведческий музей г. Воркуты Коми АССР.– Осн. Ф., Инв № 2168\1.

10 Архив и сторико-просветительского общества «Мемориал».– Ф.2.– Д.1.– Л.5.

11 Угольная сокровищница Севера. Сборник документов и материалов.– Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1984.– С.22.

12 Архив института Печорниипроект (Коми АССР).– Ф.2.– Д.76.– ЛЛ.10–12.

13 Угольная сокровищница Севера. Сборник документов и материалов.– Сыктывкар: Коми книжное издательство, 1984.– С.49.

14 Демин А. Они были первыми // Заполярье.– 1989.– 22 февраля.

 

1 июня 2009
Вадим Вафин, Юрий Полищук, Павел Ульянов «Воркута: рождение города»

Похожие материалы

21 июня 2013
21 июня 2013
III место мини-конкурса urokiistorii «Места памяти, места забвения. Родной город, семейный архив». Автор - Никонова Дарья, ученица 11 класса школы № 16 г. Твери.
18 мая 2010
18 мая 2010
Не очень изученная киностудия «Межрабпом-Русь» (позднее «Межрабпомфильм») отражала тесные связи между Россией и Германией в первые годы после Первой мировой войны и в период Веймарской республики. Дело сдвинулось: в марте 2011 г. будет конференция, а позже - киноретроспектива и выставка о ней
14 июня 2012
14 июня 2012
Михаэль Вильдт: «Новая генерация историков освещает массовые убийства при Гитлере в контексте чрезвычайных преступлений Сталина. Упрек в адрес этих ученых, что они нивелируют уникальность Холокоста, ошибочен. Напротив, они заботятся о лучшем понимании многочисленных хитросплетений истории насилия в XX в.».
22 июля 2016
22 июля 2016
Легендарная Александра Гридасова, начальница лагеря в Магадане, получившая прозвище «колымской Салтычихи», в книгах Шаламова, Гинзбург и текстах анонимного доноса