Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
8 декабря 2010

Музей Холокоста в Вашингтоне (США)

Фрагмент экспозиции. Источник фото: ushmm.org

Музей холокоста в Вашингтоне стал образцом для многих «музеев совести»; он предлагает посетителям несколько видов опыта: опыт информирования, опыт переживания, а также мемориальный опыт, опыт памяти. Музей выступает в качестве института, соразмерного важной задаче – официального признания «непобедного», негероического исторического события. Музей как государственное учреждение является формой такого официального признания, и одновременно образовательным заведением, хранящим и распространяющим знания об этом событии.

Музейная (выставочная) деятельность сочетается с архивной, исследовательской и образовательной работой; музей действует также как документационный центр и как мемориал. Многие материалы музейной «энциклопедии Холокоста» доступны на русском языке:

В музее существуют разные формы работы с историческими сюжетами: образовательный центр, архив документов и фотоархив, воскресные семейные программы для родителей с детьми в возрасте 8-11 лет, выездные выставки в других городах, офис лекторов.

Задача музея

«Главная задача музея состоит в том, чтобы накапливать и распространять знания об этой беспрецедентной трагедии; сохранить память о тех, кто страдал; и побуждать его посетителей к размышлению над нравственными вопросами, которые ставят перед нами эти трагические события, а также над своими гражданскими обязанностями и ответственностью как граждан демократического государства», — так определяются задачи и смысл музея.

Музей Холокоста как пример «музея совести»

Таким образом, логика появления «музеев совести» такова: случается гуманитарная катастрофа, за ней следует молчание, официальные лица делают вид, что ничего не было, затем появляются люди, которые говорят, что было, что надо признать, и, наконец, правительства многих стран действительно приносят официальные извинения.

Но не все, не перед всеми, не за все.

Память о прошлом через создание переживаний

Музей Холокоста в Вашингтоне с 1993 г. посетило 30 миллионов человек. Большинство посетителей, пришедших в музей впервые, проводят здесь два-три часа. Музей состоит из двух частей – одна обращена ко взрослым, другая – к детям.

Для подобных исторических музеев всегда актуальна проблема: а можно ли вести такой разговор (разговор на «тяжелые темы») с детьми, начиная с какого возраста, как выстраивать диалог? Одно из эффективных (и эффектных) решений этой проблемы – опираться не только на экспонирование документов, но и на создание переживаний.

Вашингтонский музей Холокоста основан на погружении, на проживании опыта жертв Холокоста: посетители проходят по мосту мимо гетто, идут мимо кладбища, видят «Башню лиц» (она построена из довоенных, мирных, семейных фотографий людей, уничтоженных в Прибалтике), слышат голоса узников Освенцима (аудиозапись звучит в коридоре между залами). Представлены товарный вагон, в подобных ему свозили евреев в лагеря со всей Европы, маленькая комнатка Анны Франк, ведущей свой дневник, кладбище вещей и модель крематория.

Сама экспозиция рассчитана на посетителей, начиная с 8-ми лет. Рассказ о Холокосте дается с точки зрения конкретного человека, участника событий: при входе посетителю выдается паспорт реального человека (например, мальчика Даниэля) и дальше разворачивается его личная история Холокоста.

Музей предлагает, по сути, несколько видов опыта: опыт информирования, опыт переживания, а также мемориальный опыт, опыт памяти.

Мемориальный опыт в музее — опыт сопричастности прошлому

Для музея совести важно, чтобы посетитель смог переработать возникшие в музее переживания в позитивный опыт, в ответ на вопрос «Что я могу делать с этим знанием дальше». Он не должен остаться травмированным, расстроенным, необходима возможность некоторого катарсиса. Не только тяжесть, но и облегчение, светлая грусть, ощущение не только ответственности, но и сопричастности. Для этого должен быть предусмотрен музейный сценарий «катарсиса», осмысления произошедшего (произошедшего с миром и произошедшего с ним самим) наедине с собой. Возможные разные варианты: специальный зал, в котором посетитель может зажечь свечку в память о жертвах, формы помощи и участия в музейной и мемориальной работе, формы помощи жертвам. Что касается школьников, то после посещения такого музея, как минимум, нужна дискуссия: она дает возможность высказаться, обсудить увиденное и более глубоко понять.

В американском музее Холокоста существуют две мемориальные зоны:

  • «Зал памяти» с вечным огнем: здесь проходят мемориальные мероприятия, но и любой посетитель может зажечь свечу
  • «Стена детских изразцов» в память о 1,5 миллионов детей-жертв холокоста: американские школьники расписали более трех тысяч изразцов

Репортажи о посещении музея Холокоста в Вашингтоне:

«Увы, прошлое не изменишь, но для тех, кто когда-либо ступил на порог этого музея, будущее изменится навсегда.»
Валерия / Планета Rambler / читать репортаж полностью
«Пройти через Холокост. Как это часто бывает, идиоматика языка точнее и лаконичнее любых попыток описания»
Екатерина Марголис / Русский журнал / читать репортаж полностью
«Другой тип гиппериального диснейлендовского путешествия в прошлое предлагает Мемориальный музей холокоста в Вашингтоне. Парк с аттракционами на тему «прогулка по миру геноцида»
alexandr-fokin / livejournal.com / читать репортаж полностью

Дополнительный ссылки:

 

Похожие материалы

2 июля 2014
2 июля 2014
Колонка историка Йорга Баберовски во Frankfurter Allgemeine, посвященная современной культуре исторической теле-документалистики. «Собаки Гитлера и Сталин в цвете: способ, которым история распространяется на публично-правовом телевидении — просто скандал. Зрителя считают дураком».
23 июня 2012
23 июня 2012
Уже 23 июня 1941 известная британская газета подготовила спецрепортаж, авторы которого с поразительной для сегодняшнего дня интуицией анализируют причины нападения Германии на СССР, предсказывают стратегию сторон и представляют разнообразные мнения мировой общественности в ответ на случившееся.
21 июня 2012
21 июня 2012
Ирина Щербакова о формировании памяти о Второй Мировой в России и изменениях, которые она претерпевает сегодня.
11 октября 2010
11 октября 2010
Понятие «двойной геноцид», утвердившееся в литовской политике исторической памяти, оказывает решающее влияние на роль музеев в отражении репрессий двух тоталитарных режимов – советского и нацистского. Джонатан Фридленд на страницах The Guardian рассказывает, как концепция «двух равных зол» приводит к преуменьшению преступлений нацизма и значимости Холокоста в определении масштабов национальных потерь.

Последние материалы