Всё о культуре исторической памяти в России и за рубежом

Человек в истории.
Россия — ХХ век

«Историческое сознание и гражданская ответственность — это две стороны одной медали, имя которой – гражданское самосознание, охватывающее прошлое и настоящее, связывающее их в единое целое». Арсений Рогинский
Поделиться цитатой
19 октября 2010

Гитлер в Немецком историческом музее и в музейной памяти о прошлом

Бумажные куклы карикатурных Гитлера, Геббельса, Геринга и Риббентропа, изготовленные после 1945 г. Источник фото: dhm.de

В берлинском музее открылась большая эскпозиция «Гитлер и немцы. Нация и преступление». Выставка, фактически целиком посвященная Гитлеру, – неординарное для Германии событие. Не потому что его личность (как, например, личность Сталина в России) воспринимается неоднозначной. Напротив, чтобы не было соблазна перенести всю ответственность на одного преступника, даже если он Преступник.

Контекст: германские музеи о нацистском прошлом

Для немецкого общества образцом для «работы с прошлом» является скорее выставка «Топф и его сыновья» («Инженеры «окончательного решения»,  «The Engineers of the «Final Solution Topf & Sons»), оказавшая в 2005 г. большое впечатление. Она основывалась, на первый взгляд, на частном сюжете – на истории респектабельного семейного предприятия, созданного еще в XIX в. и занимавшегося с тех пор производством печного оборудования. Заказы, как в любом бизнесе, были разные: в частности, в начале 1940-х компания поставляла печи для Освеницима. Основные экспонаты выставки – техническая документация между фирмой и лагерным руководством о деталях заказов, сроках и размерах поставок. Героями этой выставки, были, таким образом не Гитлер и палачи (Гитлер не имел никакого отношения к «Топфу и его сыновьям»), а механизмы преступления, которое осуществлялось благодаря «нейтральным» посредникам и «обычным» людям. 

На ту же логику – на идею коллективной ответственности – опирается другая известная экспозиция, на этот раз постоянная, расположенная в историческом месте, «Доме Ванзейской конференции». Здесь нацистскими лидерами среднего звена – Гитлера, например, на совещании не было – в 1942 г. было принято «окончательное решение еврейского вопроса», о чем свидетельствует протокол конференции. Музейная выставка подробно и очень спокойно, без надрыва и эмоционального спекулирования, рассказывает об истории холокоста, о преступлении, преступниках и жертвах, и снова, Гитлер вовсе не является тут главным действующим лицом, а наоборот – отсутствующей фигурой. Гитлер не оказывал непосредственного влияния на психиаторов, ставящих заключения о недееспособности пациентов и делающих таким образом законным их («окончательное») уничтожение. Точно также, как он никак не был связан с административными работницами, составлявшими вручную список вещей еврейских семей, отправленных в гетто или лагеря. Чиновницы расписывались на важном документе бухгалтерской отчетности, и нередко они же, оставшиеся на тех же должностях, расписывались вновь, после 1945 года, выдавая вещи чудом уцелевшим.

При этом нельзя сказать, что личность или изображение Гитлера табуированы в Германии. Его фотографии, например, есть прямо в здании немецкого парламента. Оно, как известно, является крайне концептуальным сооружением (архитектурное решение для бундестага разрабатывал известный архитектор Норман Фостер). Купол зала заседаний сделан из стекла (метафора прозрачности власти) и окружен смотровой площадкой (вход свободный, в порядке живой очереди). По ее периметру и расположена фотовыставка, посвященная истории парламента, не исключая нацистский период. Перспектива заседающего за стеклом немецкого правительства на фоне выступлений Гитлера в рейхстаге производит впечатление. Но по-прежнему Гитлер не превращается в масштабную историческую фигуру и не сводится к себе самому как историческому лицу или как факту в истории. С его образом всегда связана довольно тонкая интеллектуальная работа: Гитлер в германских исторических экспозициях обычно не попадает в фокус, его экспозиционная роль – быть в тени, создавать фон, не представлять страшную эпоху, а только символизировать ее. Вообще-то, немцы совершили пародоксальный и почти невозможный ход конем: национальный лидер в музейном зале (т.е. в одном из самых важных мемориальных пространств и институтов) неизменно оказывался только рядовым представителем нации. И символом, а не источником катастрофы.

Выставка о Гитлере

Именно поэтому выставка в Немецком историческом музее кажется чуть ли не революционной. Первая с окончания Второй мировой войны выставка об Адольфе Гитлере.

«Экспозиция насчитывает около 600 предметов, 400 фотографий и плакатов. В числе экспонатов – фотографии Гитлера, Геббельса, Геринга и других вождей национал-социализма, военная форма, уличные указатели, агитационные плакаты, портреты и картины»

Предметы, принадлежавшие Гитлеру, организаторы решили не включать, чтобы не привлекать неонацистов. Все-таки, как говорит директор музея, Ганс Отто Майер, выставка носит только научный характер и не прославляет нацистского лидера.

О прославлении нацисткого лидера выставка рассказывает. Собственно, она и начинается с культа фюрера, с описания движений, возникших вокруг него (например, гитлерюгенда), и с представления символики нацистской партии, тесно связанной с фигурой вождя.

На стенах – плакаты со свастикой, в нишах – бюсты нацистских национальных героев, в витринах – черно-белые фотографии 1930-х гг. с толпами людей, завороженно слушающих речи Гитлера (панорама экспозиции – здесь). Вот несколько описаний экспозиции российскими СМИ:

«Сигареты “Барабанщик” с портретом нацистского солдата, карточная игра “Квартет фюрера”, люстра со свастикой <…> Есть в экспозиции настенный ковер, в котором причудливо смешались молитва “Отче наш”, свастика, солдаты в униформе СС и “Гитлерюгенд”. Внимательный посетитель найдет здесь и письма простых бюргеров со словами любви и признательности фюреру, и издание книги “Майн кампф” с пометками и комментариями читателя — современника Гитлера. Его письменный стол устроители решили представить критично: повесив под углом, чтобы как-то дистанцироваться от восхваления того позорного для Германии времени.»

«Фигура <Гитлера> представлена разнообразнее некуда — в подарочных прижизненных бюстах и роскошных картинах, черно-белых снимках с первых выступлений и цветной кинохроникой, запечатлевший пик фюрерской славы. Не забыли даже про первые акварели юного Гитлера, не политика, а художника. Собрано и выставлено, кажется, все: от первых наивных проб пера из далекого австрийского детства до последних секретных экспертиз тела Гитлера, сделанных уже советскими специалистами.»

В выставке об Адольфе Гитлере оказывается, что рассказывать, в общем-то, и не о чем. Культа личности и артефактов пропаганды для драматургической завязки экспозиции не хватает. Миф, несмотря на свою очевидную художественную выразительность, – самый поверхностный слой прошлого, как и внешнее биографическое описание личности. Все это на фоне  германских изысков, связанных с «проработкой прошлого», смотрится несколько старомодно. «Жил был фюрер, и у него был культ. А еще у него был стол, и он любил рисовать. Правда, за столом он еще и работал. Фюрером».

Юлия Черникова

Материалы по теме:

 

19 октября 2010
Гитлер в Немецком историческом музее и в музейной памяти о прошлом

Похожие материалы

22 сентября 2011
22 сентября 2011
1 сентября, в день знаний, на Радио Свобода состоялась встреча с историком Андреем Зубовым, автором известного двухтомника «История России. XX век».
26 августа 2015
26 августа 2015
Первые депортации евреев были организованы нацистами ещё в 1939 г. Пять тысяч евреев из Чехословакии, Вены и Польши были принудительно выселены в лагерь в Ниско-на-Сане. Вскоре, однако, лагерь был закрыт, и евреев выгнали в советскую зону оккупированной Польши, где их задержал НКВД и приговорил к срокам в лагерях ГУЛАГа.
25 октября 2016
25 октября 2016
Сергей Бондаренко рассказывает о книге Рона Розенбаума «Объясняя Гитлера» – фундаментальном исследовании не столько фигуры фюрера, сколько самой культурогологической дисциплины, которая сформировалась вокруг осмысления нацизма в последние десятилетия.
24 января 2012
24 января 2012
Семинар, посвящённый обсуждению подходов к памяти в различных европейских странах, будет проходить в Берлине с 11 по 15 марта 2012 г.